Оказание юридических услуг - консультации, защита и представительство в судах по гражданским, уголовным, административным и хозяйственным делам.
Научные публикации
Международная научная конференция «Нюрнбергский процесс: уроки истории» (20-21 ноября 2006 г., Москва)
«Право на защиту» на Нюрнбергском процессе. (историко-правовой аспект) «Мы стоим на рубеже огромных исторических эпох. Кончается одна эпоха, которая определялась более идеей свободы, чем идеей порядка. Это стремление к свободе породило могучие силы, такие могучие, что в конце концов с ними уже нельзя было совладать. Те бесспорные успехи в области науки техники, которые принесла с собой эта эра дорого обошлись нам, они стоили нам нарушения всего человеческого порядка и устранения мира на земле.» Адвокат, доктор Отто Штамер
«Право на защиту» на Нюрнбергском процессе.
(историко-правовой аспект)

«Мы стоим на рубеже огромных исторических эпох. Кончается одна эпоха, которая определялась более идеей свободы, чем идеей порядка. Это стремление к свободе породило могучие силы, такие могучие, что в конце концов с ними уже нельзя было совладать. Те бесспорные успехи в области науки техники, которые принесла с собой эта эра дорого обошлись нам, они стоили нам нарушения всего человеческого порядка и устранения мира на земле.»
Адвокат, доктор Отто Штамер

Неумолимо течет время. Прошло уже 60 лет с тех памятных событий, которые послужили первопричиной нашей конференции. Международный Военный Трибунал над лидерами фашистского рейха без сомнения является одним из величайших событий в истории человеческой цивилизации. Это событие по своему масштабу и значимости можно сравнить разве, что с величайшими вехами в истории человечества которые фундаментально меняли весь уклад жизни и на долгие годы вперед задавали импульс развития цивилизации.
Вторая мировая война кардинальным образом перевернула общественное сознание в пользу безусловного признания приоритета и наивысшей ценностью – человека, как уникального самобытного феномена являющегося центральной фигурой всего эволюционного процесса происходящего на планете Земля.      
Долгое время люди полагали, что разрешение споров при помощи силы, есть явление столь же обыденное, заурядное и естественное как снег, дождь, ураган или землетрясение. Более того, участие в войне во все времена и у всех народов считалось наиболее почетной  публичной деятельностью. Если обратить внимание на патриотические символы любого народа, то мы увидим, что большую их часть составляют герои воин и полководцы, отстаивавшие интересы собственного народа. Они восхваляются в литературе, о них слагаются легенды, на их примере воспитывается молодое поколение. Участите в войне, как и принадлежность к армии вообще, приветствовалось, как свидетельство патриотизма и благородства.
    История знает сравнительно небольшие временные отрезки, когда на Земле не шла война, и то эти отрезки памятны скорее из-за отсутствия реальной информации о проходивших в разных концах нашей планеты войнах, чем реальным их отсутствием. Даже сегодня мы не можем похвастаться тем, что война как инструмент общественных отношений изжита человеком разумным. И свидетельств тому хоть отбавляй, это и Ирак, это и Палестина, это и Сомали, это и Юго-восточная Европа. И каждый раз агрессор находит множество объективных причин, чтобы оправдать свои античеловеческие действия. Искоренение войны как формы бытия – вот, на сегодняшний день, первостепенная задача человеческой цивилизации. Не решив ее - мы обречены на вымирание.    
Любая война это беда. Беда как для того, кто подвергся нападению, так и для самого агрессора. Человечество прошло долгий исторический путь обагренный реками людской крови, чтобы осознать, всю бесперспективность разрешения конфликтов силой, а соответственно и абсолютную ценность человеческой жизни. Вторая мировая война ставшая апогеем мирового процесса индустриализации породившего непримиримые противоречия между различными мировыми политическими центрами принесла неисчислимые страдания всем ее участникам. Вторая мировая война кардинальным образом изменила обычаи ведения войны. Вторая мировая война стала точкой отсчета новой эпохи - эпохи глобализация. После второй мировой войны человечество впервые ощутило себя единым целым и понимание этого единства пришло через осознание перспективы всемирной катастрофы, которая может произойти в будущем с учетом стремительного развития науки и техники, а соответственно и способов уничтожения себе подобных.
Помня о великой человеческой мудрости, о том, что тот кто забывает уроки истории обречен на прозябание. Мы должны самым тщательным образом исследовать те значимые события, которые и по сей день не только не утратили своей актуальности, но и заставляют нас снова и снова возвращаться к ним, давая богатую пищу для размышлений.
Безусловно, таковым является Международный Военный Трибунал над Германским нацизмом в лице тех, к сожалению немногих лиц, которые предстали перед судом.
Перед государствами победителями стояла не простая задача, впервые в мировой истории не просто покарать агрессора и тем самым совершить акт возмездия, но и примерно для будущих поколений заложить традицию цивилизованного разрешения даже такой архисложной задачи.
Моя задача по освещению деятельности защиты в ходе процесса представляется не менее сложной, так как те стереотипы отношения к адвокатам-защитникам участвовавшим в суде, которые складывались годами и особенность самого процесса не могли не отразиться на атмосфере, как научной, так и общественной при оценки деятельности защиты.
Готовясь к настоящей конференции, я обратился к большинству известных в России исследований по интересующей нас теме, в поисках материалов защиты. К моему большому удивлению я не нашел ни одной работы отечественных ученых которая бы ее касалась.  Как правило, деятельность защиты оценивалась в скользь, без глубокого анализа и тем более без ссылок на материалы самой защиты.  Впервые речи защитников были опубликованы в сборнике документов по Нюрнбергскому процессу в 1998г. под редакцией уважаемого профессора Лебедевой Н.С., но и в этом случае, это была более попытка заполнить историческую брешь, чем стремление познать до селе не познанное.    
Находясь под бременем стереотипов сложившихся в советской методологии при исследования МВТ большинство авторов совершенно однозначно исходили из того, что деятельность адвокатов не заслуживает внимания, так как она была направлена на дезавуацию процесса с целью защиты любой ценой заведомых преступников.
Наиболее четко такое отношение к деятельности защиты было выражено уже в одном из первых советских изданий сборника документов МВТ группой авторов во главе с Главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе Р.А.Руденко.
Так в издании 1954г. авторы посвятили деятельности защитников аж 5 (пять страниц) тогда как только первый том содержит более тысячи страниц, а сами материалы Государственного архива РФ содержат около 4 (четырех тысяч) листов документов защиты переведенных на русский язык.
Наибольшее внимание в этом издании было уделено речи адвоката, профессора права доктора Германа Яройса защитника Г.Геринга. Характеристика выступления адвоката Яройса весьма примечательна и полностью определяет отношения составителей сборника и официальную точку зрения на сам процесс и на место в нем защиты.
    Авторы пишут: «… несмотря на декларацию Яройсса о «чисто научной задаче» его защитительной речи, она преследовала весьма практические цели: попытаться оспорить нормы Устава и отвести меч правосудия от главных немецких военных преступников …
    В том же духе выступали и другие адвокаты.»
К сожалению, такая оценка сохранилась у большинства исследователей, по крайней мере, в России она присутствует и по сей день.  
Отбрасывая все рассуждения, которые могут иметь место по вопросам процессуальной состоятельности, как правоустанавливающих документов Нюрнбергского трибунала, так и самого процесса, обязан отметить, что соблюдение права на защиту которое продекларировано в Уставе трибунала, закреплено в его Регламенте и было реализовано непосредственно в ходе суда свидетельствует о высокой степени лигитимности процесса. Право на защиту подсудимого посредством приглашения в качестве защитника высокопрофессионального юриста превратилось из права суверенных правовых систем в международную норму, определяющую степень цивилизованности и справедливости суда. Следует заметить что «право на защиту» на тот момент с таким объемом процессуальных гарантий и возможностей не существовали не только в судах «третьего рейха», но не знала и буржуазная юстиция во многих  западных  странах.
В ходе подготовки к процессу страны участники антигитлеровской коалиции не сразу пришли к единому мнению относительно необходимости самого процесса не говоря уже об обеспечении подсудимым права на защиту.
    Не было твердой уверенности в необходимости судебной процедуры при наказании главных военных преступников и у руководящих политических деятелей США. За казнь без суда выступали государственный секретарь США Кордуелл Хэлл, председатель Верховного суда США X. Ф. Стоун, министр финансов Г. Моргентау и сам президент США Ф. Д. Рузвельт. 
    Некоторые французские политические деятели также выступали за казнь без суда и, в частности, представитель Национального комитета Сражающейся Франции в СССР Р. Гарро. 
Неудивительно, что этой точки зрения длительное время придерживались и некоторые государственные деятели, искренние противники фашизма. Многим из них такое решение казалось весьма радикальным. Весь суд - это спор между обвинением и защитой о том, виновен или не виновен подсудимый. Но какие могут быть споры по поводу виновности нацистских главарей? Чтобы избежать бесполезной траты времени, говорили они, не более ли целесообразно, избегая упреков в лицемерии, расстрелять гитлеровское правительство на основании согласованного административного акта? 
Госдепартамент США, отстаивавший наиболее мягкие условия оккупации Германии, занял довольно негативную позицию в вопросе о наказании военных преступников. В меморандуме комитета по послевоенной программе госдепартамента от 5 августа 1944г., в числе прочего говорилось:
«Можно сказать в критику советского подхода, что победителям не будет гарантирована необходимая юридическая основа для таких мер, как наказание военных преступников…»
 Приблизительно в это же время в ходе подготовки к встрече Ф. Рузвельта с У. Черчиллем в Квебеке был разработан один из наиболее развернутых и важных английских документов по вопросу наказания главных военных преступников - меморандум лорда-канцлера Англии Д. Саймона от 4 сентября 1944г. Этот документ был составлен по поручению военного кабинета и одобрен последним.
 Допуская возможность пленения военных преступников Д. Саймон категорически заявил, что «метод судебного процесса, обвинения и юридического приговора совершенно неподходящ для ведущих и наиболее злонамеренных лидеров, таких, как Гитлер, Гиммлер, Геринг, Геббельс и Риббентроп. Помимо огромных трудностей, связанных с созданием суда, формулированием обвинения и сбором доказательств, вопрос об их судьбе - политический, а не юридический». 
Противники наказания военных преступников стран оси выдвигали много других аргументов, из которых наиболее распространенными были следующие.
1. События международной политики не могут быть предметом юридических решений, а поскольку война - средство политики, то к уголовной ответственности за ее развязывание привлекать нельзя.
2. Принципы "nollum crimen sine lege" и "ex post facto", т.е. что в 1939г. агрессивная война не считалась еще международным преступлением и, следовательно, привлечение к уголовной ответственности тех, кто развязал вторую мировую войну, было бы нарушением этих основных принципов права.
    3. Доктрина государственного акта, в соответствии с которой все действия, предпринятые от имени государства, не подлежат суду третьего государства, доктрина, исходящая из признания абсолютного суверенитета государства, не связанного никакими нормами международного права.
    4. Принцип иммунитета глав государств, в соответствии с которым глава государства мог быть осужден лишь национальным судом.
    5. Преступное действие, совершенное в соответствии с приказом начальника, не может рассматриваться как преступление.
В результате получался замкнутый круг - глав государств судить нельзя, у них иммунитет, правительство и военное командование действовали от имени государства - следовательно, неподсудны, а все остальные преступники действовали в соответствии с приказами и также не отвечали за свои действия.
Следует отметить, что последовательно за судебный процесс над главными военными преступниками выступал СССР, по крайней мере, у нас нет ни одного официального документа с иной позицией.
Решение о проведении судебного процесса реализовывалось посредством принятия Устава МВТ и Регламента, где «право на защиту» нашло свое закрепление в юридических нормах.
Так, Уставом право на защиту декларировано Статьей 23, которая гласила, что: «Функции защитника могут выполняться по ходатайству подсудимого любым адвокатом, имеющим право выступать на суде в его родной стране, или любым другим лицом, которое будет специально уполномочено на это Трибуналом».
Определяя порядок исследования доказательств в Статье 24, полномочия защиты определялись следующим образом:
d) Трибунал опрашивает обвинителей и защитников, имеются ли у них и какие ходатайства о представлении доказательств, после чего Трибунал выносит определение по этим ходатайствам;
e) допрашиваются свидетели обвинения, а затем свидетели защиты, после чего обвинители или защитники представляют такие доказательства в опровержение доказательств, представленных другой стороной, какие Трибунал признает допустимыми;
f) Трибунал может в любое время задавать любые вопросы любому из свидетелей и подсудимых;
g) обвинение и защита допрашивают и могут подвергать перекрестному допросу любого свидетеля и любого подсудимого, который дает показания;
h) защитник произносит защитительную речь;
i) обвинитель произносит обвинительную речь;
j) каждый из подсудимых вправе выступить с последним словом;
    Развивая продекларированное Уставом «право на защиту» Регламент определил и расширил его Правилом №2. (Оповещение обвиняемых и права их на защиту.) согласно которого:
d) Каждый из обвиняемых имеет право самолично защищать себя или быть представлен адвокатом. Ходатайство о допущении определенного адвоката должно быть незамедлительно представлено Генеральному Секретарю Трибунала - Дворец Юстиции, Нюрнберг, Германия. Трибунал назначит защитников для тех обвиняемых, которые не заявили ходатайства о допущении определенного адвоката, или когда названные ими адвокаты не могли в течение 10 дней приступить к защите, и если обвиняемый не выразил в письменной форме своего желания самолично вести свою защиту. Если обвиняемый назвал определенного адвоката, которого невозможно немедленно найти или который не может немедленно приступить к защите, то такой адвокат может впоследствии принять участие в защите совместно с адвокатом, назначенным судом, или вместо него, при условии, что (1) только один адвокат может защищать одного обвиняемого, если нет специального разрешения Трибунала на защиту двумя адвокатами, и (2) что вследствие такой замены не будет задержки процесса.»
Правило №4. определяло порядок вызова свидетелей и истребование документов, где права защиты также были скурпулёзно учтены.
a) Защита может обращаться к Трибуналу с ходатайством о вызове свидетелей или истребовании документов путем письменного заявления Генеральному Секретарю Трибунала. …
b) Если свидетель или документ не находятся на территории, контролируемой союзными оккупационными властями. Трибунал может просить подписавшуюся Сторону и дружественное Правительство озаботиться доставкой, если это возможно, любых таких свидетелей и таких документов, которые Трибунал найдет необходимым для надлежащего осуществления защиты.
c) Если свидетель или документ находятся на территории, контролируемой союзными оккупационными властями, и если заявление поступило до начала судебного процесса. Генеральный Секретарь должен передать заявление главным обвинителям и, при отсутствии возражения с их стороны, должен послать вызов такому свидетелю или истребовать такой документ, докладывая Трибуналу о принятых им мерах.
В случае возражения хотя бы одного из главных обвинителей против вызова свидетеля или истребования документа или когда процесс уже начался, Генеральный Секретарь должен передать заявление Трибуналу, который решит, подлежит ли ходатайство удовлетворению.
e) По ходатайству обвиняемого Генеральный Секретарь Трибунала должен передать обвиняемому переведенные на понятный для него язык копии тех документов, на которые есть ссылка в обвинительном заключении, поскольку они могут быть представлены главными обвинителями…»
    За месяц до начала процесса каждому из обвиняемых было вручено  обвинительное заключение на  немецком  языке;  каждый  обвиняемый  имел  защитника  – немецкого адвоката, в большинстве случаев выбранного  по  его  желанию, причём многие из защитников были в прошлом членами  нацистской  партии, что, тем не менее, не стало препятствием для их участия в процессе. Подсудимым была предоставлена возможность давать объяснения  Трибуналу, ходатайствовать о вызове свидетелей и истребовании   документов, подвергать допросу свидетелей обвинения, выступить перед  судом с последним словом после заключительных речей обвинителей.
         Трибуналом был подготовлен список из 44 адвокатов, услугами которых могли воспользоваться подсудимые. Им было дано время и возможность посоветоваться с родными относительно выбора защитника.
    Подсудимых защищали 27 адвокатов, которым  помогали  54 ассистента-юриста и 67 секретарей. В  составе  защиты  оказалось  много известных германских адвокатов, таких как: Г. Яройс, Р. Дикс,  О.  Штамер,  Ф. Экснер, О. Кранцбюллер и др. Защите были предоставлены «документальная» комната и центр информации, где были сосредоточены книги, газеты, журналы и другие печатные материалы. Сюда же прокуратура передавала  по 6 экземпляров тех документов, которые она предъявляла суду в качестве доказательств. Открывая процесс, лорд Лоуренс заявил:  «Трибунал  весьма удовлетворён мерами,  предпринятыми  Главными  обвинителями  для  того, чтобы защита получила доступ к многочисленным  документам,  на  которых основывается  обвинение,  с  целью   предоставить   обвиняемым   полную возможность справедливой защиты».
         Секретариат Трибунала, в свою очередь, многое сделал  для  доставки тех свидетелей  и  документов,  которые  намеревались предъявить суду адвокаты. Были удовлетворены ходатайства о вызове 61 свидетеля  защиты, а 143 лицам направлены опросные листы. Кроме того, по  делу  преступных организаций дали показания 101 свидетель защиты перед  уполномоченными высокого суда,  22  –  перед  самим  Трибуналом, 196 тыс. письменных показаний было резюмировано. Если на предъявление доказательств обвинения было израсходовано 74 дня, то защита заняла 134 дня.
    Однако следует отметить и ряд существенных проблем защиты при подготовке к процессу.
1.    Защитники преступали к исполнению своих обязанностей с момента предъявления обвинения подсудимым, т.е. тогда когда собственно защищаться уже поздно.
2.    Защитники были ограничены, а часто и лишены возможности работать с архивами и документами которыми располагало обвинение. Один из адвокатов доктор О. Штаммер в своей речи, выражая мнение всех защитников заявил: «Обвинение имело возможность за несколько месяцев до начала процесса с большим аппаратом опытных сотрудников обследовать все учреждения и архивы внутри страны и за границей, а также допросить свидетелей. Таким образом, оно /обвинение/ было в состоянии представить Трибуналу огромный документальный материал.  Трудность положения защиты усугубляется еще и тем, что англо-американским процессуальным нормам, которым подчинен это процесс, чужда одна из норм немецкого уголовного права, по которой обвинение обязано доставлять, и представлять доказательства, говорящие в пользу подсудимого. Поэтому и здесь обвинение, следуя тому принципу, что нельзя быть слугою двух господ, отказалось от представления Трибуналу опровергающего материала, который, безусловно, имеется в заграничных архивах. Для защиты те источники, которыми так успешно пользовалось обвинение, остались недоступны. Она /защита/ не имела права – доступа в учреждения и архивы …на предмет отыскания материала, которым можно было бы воспользоваться  на данном процессе.»
3.    Защитники были ограничены в проведении перекрестного допроса свидетелей.
4.    Многие ходатайства защиты о вызове свидетелей и приобщении материалов были отклонены трибуналом, как не относящиеся к процессу и не имеющие существенного значения для дела.
          Все это, безусловно, осложнило работу защиты, но, тем не менее, дает право говорить ее большом вкладе в соблюдение принципа справедливости при вынесении приговора. Деятельность и выступления защитников можно критиковать, с ними можно не считаться, но полностью проигнорировать нельзя. Выступления защитников носили не только сугубо прикладной или процессуальный характер, но научно-исследовательский. Выводы, которые предлагали защитники учесть при вынесении приговора зачастую обескураживали трибунал своей логической последовательность и юридической выверенностью. Отмести их не представлялось возможным, а серьезно противопоставить что-либо Трибунал не смог. Отсюда и позиция многих его участников со стороны обвинения: не втягиваясь в сложные научные дискуссии – просто их проигнорировать.  
    Следует отметить, что с политической точки зрения такая позиция себя полностью оправдала, однако многие правовые проблемы, поднятые защитой не решены и по сей день. Международное сообщество признав положения Устава и Регламента нормами международного права, на протяжении последующей истории предприняло большие усилия по усовершенствованию процедуры международного правосудия и норм материального права лежащие в основе права на уголовное преследование лиц виновных в военных преступлениях. «Право на защиту» получило наиболее полное и всестороннее развитие. Сегодня можно смело говорить о том, что «право на защиту» в том виде, в котором оно сформулировано в международных правовых актах позволяет любому человеку, преследуемому по закону, активно защищаться и отстаивать свои права и законные интересы.
    1октября 1946г.  на  последнем,   403-м   заседании председателем Трибунала приговор был объявлен  каждому  обвиняемому  в отдельности. Суд приговорил к смертной  казни  через  повешение главных   военных   преступников: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Зейсс- Инкварта, Иодля, а также  Бормана,  дело  которого  было  рассмотрено заочно.
    К пожизненному заключению были приговорены Гесс,  Функ,  Редер.
    Четверо подсудимых приговорены к различным срокам тюремного заключения: Дениц – к 10 годам, Ширах и Шпеер – к 20, Нейрат – к  15  годам.
    Шахт, Папен и Фриче были по суду большинством голосов оправданы.
    Как видно из приговора деятельность защитников даже в такой сложной обстановке имела свой положительный результат.
    Однако остались открытыми проблемы поднятые защитниками подсудимых на Нюрнбергском процессе, а именно:
1.    Вопрос о войне как форме человеческого бытия.
2.     Проблема об обратной силе права.
3.     Проблема возможности привлечения к ответственности государства или его лидера.
4.    Проблема соотношения государственного суверенитета и правил и норм международного правопорядка.
5.    Проблема соотношения демократических норм суверенного государства и реализация демократических принципов в международных институтах. 
                        Профессор Герман Ярайсс
1.    Проблема допустимость принципа правового позитивизма.
2.     Проблема допустимости универсализации и навязывания образа жизни, морально-нравственных норм и обычаев суверенным народам и государствам.  (пангерманизм, панамериканизм …) 
3.    Проблема определения границ действия принципа: «все что не запрещено законом – разрешено…»
4.     Принцип аналогии (прецедента) в уголовном праве.
Доктор Отто Штамер
1.    Соотношение политической целесообразности и права.
2.    Проблема последствий международных санкций наложенных на государства, нарушающие международные принципы. Причинно-следственная связь между санкциями и приходом радикалов к власти.
Доктор  Зейдель
1.    Проблема заочного судебного разбирательства и приговора.
2.     Проблема права обвиняемого лично присутствовать при предъявлении обвинения и в суде при допросе свидетелей, право возражать на предъявленное обвинение.
Доктор Фридрих Бергольд
    Сегодня мы живем в эпоху, которую некоторые называют эпохой глобализации, некоторые называют постиндустриальным обществом. Совершенно очевидно, что развитие цивилизации все ближе и ближе подходит к тому рубежу, когда в силу естественных феноменов помноженных на антропологический фактор человечество фактически станет единым. К тому времени, когда это произойдет вопрос войны и мира должен быть решен окончательно и бесповоротно, а право должно восторжествовать над политикой, в противном случае человеческая цивилизация уйдет в небытие.  

И.С. Яртых